Памятуя о том, что изрядная часть пути пройдет в горах (и лишь небольшая — в такси до аэропорта), мы как следует экипировались в непродуваемые ветровки и непромокаемые ботинки. И, выйдя из самолета во Владикавказе, оказались в 30-градусной жаре: в конце сентября на Северном Кавказе погода еще совсем летняя. Но редакторов MAXIM не испугать трудностями. Тем более что в Discovery пятого поколения, на которых мы и собрались открывать Северный Кавказ, климат-контроль не просто есть: он четырехзонный.

Разбившись на боевые тройки (в каждой два журналиста и инструктор Land Rover), из аэропорта мы отправились в Магас, столицу Ингушетии. Признаемся честно, после всех рассказов о кавказском стиле езды и заниженных «Приорах» за руль садиться было немного тревожно. Как быть? Предоставить эту почетную возможность коллеге из конкурирующего журнала! Как вскоре выяснилось, это стоило сделать: местные ездят по своим, не понятным для других законам, отрицающих ПДД, здравый смысл и инстинкт самосохранения.

На трассе стараемся ехать строгой колонной, но из-за «девяток», «Приор» и прочих «Жигулей» неясного года выпуска, обгоняющих по встречке и ввинчивающихся в сантиметровый зазор между автомобилями, понимаем, что жизнь дороже. Причем местные джигиты это делают совершенно не со зла или чтобы показать понаехавшим, кто здесь хозяин. Просто восточный темперамент в рукаве не утаишь.

После беглого знакомства с Магасом отдаем дань местной кухне. Много мяса, много пряностей и много практически материнского внимания со стороны женщин, которые это все подают. Второе, конечно, принесут, хотя ты не доел суп, но при этом бросят такой взгляд, что сразу понимаешь, как был не прав. Стоило похвалить в кафе лепешки с тыквой — хингалш, как нам тут же продиктовали рецепт и показали жестами то ли как правильно раскатывать тесто, то ли что с нами будет, если в следующий раз мы не доедим.

Отправляемся в горы — не все же ездить по трассе, тем более что, глядя на трюки в исполнении аборигенов и осознавая возможности нашего автомобиля, того и гляди выкинешь что-нибудь в духе GTA. Карабкаться в гору на Discovery — скорее удовольствие, чем работа. Трехлитровый дизель при мощности в 249 л.с. развивает титаническую тягу в 600 Нм — то, что нужно для крутых подъемов. Если включить понижающую передачу, воля внедорожника лезть на кручу становится такой, будто он легко втащит на вершину Джомолунгмы вагон угля.

Первый пункт назначения — Ассинское ущелье и Джейрахско-Ассинский музей-заповедник — место, где можно увидеть знаменитые боевые башни, монументальные сооружения высотой в несколько этажей, в которых предки ингушей переживали нападения врагов. Сейчас их осталось немного: многие древние строения были разрушены царской армией во время присоединения Ингушетии к России в XIX веке. Внес свою лепту и СССР: в период депортации ингушей в 1944—1957 годах почти половина башен была уничтожена.
Те, что выжили, впрочем, выглядят очень впечатляюще. Особенно если представить, как их возводили: строителям приходилось вручную затаскивать на скалы огромные каменные блоки, каждый весом в несколько центнеров, пропорции мастер рассчитывал на глаз. А еще башню по традиции строили в течение года. Так что отпуск по больничному себе не устроишь.

После Эрзи, одного из самых крупных башенных комплексов в горной Ингушетии, мы мчимся через перевал, поднимая клубы пыли, в Кармадонское ущелье, то самое, где 15 лет назад под сошедшим ледником погибла съемочная группа Сергея Бодрова. Гид нашей группы указывает рукой на ледник Джимарайхох и жизнерадостно говорит: «Это было в сентябре, как сейчас! Ничто не предвещало…» Журналисты, ежась, поглядывают на ледник и вполголоса обсуждают иронию ситуации.

Все вздыхают с облегчением, когда мы садимся по машинам и покидаем это мрачное место, ставшее могилой более чем 120 человекам. Следующая остановка — Даргавский некрополь!

Любители пощекотать себе нервы останутся довольны. На небольшой территории компактно расположились 95 склепов с погребениями разной степени давности. Можно заглянуть в окошки и увидеть скелеты и мумии похороненных (весьма условно) людей. Пахотная земля в горной местности ценится высоко, поэтому и приходилось покойников укладывать компактно. Так что некоторые склепы уходят в землю на много метров, вмещая в себя до сотни «жителей».

Отправившись к Кармадонским водопадам, мы перевели селектор Terrain Response в режим «камни» и выехали на русло реки. Что за Terrain Response? Представь себе, что пневмоподвеска способна увеличивать дорожный просвет до 283 мм, в твоем распоряжении также «понижайка», блокировка межосевого и заднего межколесного дифференциала. А еще куча электроники, способной, например, оптимизировать реакции на газ (электромозг не позволит тебе закопаться в снег или песок, даже если ты слишком сильно нажал на педаль).

Имея весь этот солидный арсенал, опытный джипер проедет там, куда и трактор не заберется… А неопытный? И вообще не джипер, а, скажем, редактор мужского журнала? Вот как раз для таких, как мы, и придумали систему Terrain Response, которая и сама отлично знает, что когда включить. Видим камни? Значит, выбираем режим «камни» — и вперед!

Есть сомнения? Например, не поцарапает ли вон тот большой острый валун мои алюминиевые двери? Опытный джипер всегда вылезет и посмотрит на препятствие. Но из Discovery лишний раз выходить не надо: камеры кругового обзора имитируют вид на машину сверху. Картинка очень качественная и в большинстве случаев избавляет от лишних остановок. Даже жаль, что мелкая речка, затерявшаяся в широком русле, не позволила попробовать функцию Wade Sensing — она определяет глубину преодолеваемого брода. Кстати, Discovery способен штурмовать водные преграды глубиной до 90 см.

На следующий день организаторы экспедиции решили, что острых ощущений как-то маловато и в группе все еще остались не до конца поседевшие журналисты, и мы отправляемся в Цейское ущелье на обзорную площадку, куда изначально планировали подняться на канатной дороге (высота-то приличная — почти 3000 метров!).

Но на Discivery этот трюк проделать тоже можно. Главное — не смотреть по сторонам, потому что ведет наверх старый грейдер, который проложили много лет назад для строительства ретранслятора на вершине. Никаких отбойников или ограждений там, разумеется, нет.

Через живописный Згидский перевал, где члены экспедиции раз десять останавливаются, чтобы сделать фото видов (и себя на их фоне, разумеется), попадаем в соседнее Дигорское ущелье. Наша цель — средневековый аул Галиат, лучше всего в котором сохранилось древнее кладбище, и необычный для архитектуры Кавказа замок Фрегат в селении Хабаз. По преданию, его возвел Ман-сау, единственный оставшийся в живых мужчина в этих местах. История замка темная и кровавая: он помнит работорговлю и многочисленные сражения. Суровый дом для суровых горцев.

Отсюда наш путь лежит в пещеру, где, по легенде, похоронена народная осетинская святая Нана Задалеская. В местном музее седой гид знакомит нас с преданиями, тут же вступая в бурный спор с местными жителями о делах давно минувших дней. В душе радуясь, что никто из спорщиков не вооружен, прощаемся и отправляемся в финальную точку путешествия — Владикавказ.

Два раза мы обедали «в поле». Первый раз у подножия Мидаграбинских водопадов ели свежайшие осетинские пироги, купленные у местных в селе неподалеку. Второй раз нас ждал настоящий обед пастухов. Они сварили мясное рагу, такое вкусное, что даже неловко было смотреть в глаза овцам. Это был единственный раз за всю поездку, когда готовили мужчины. Так-то это считается исключительно женским занятием. Ингушетия и Осетия — патриархальные кавказские республики, и взаимоотношения полов здесь подчинены вековым устоям.

За столом официанты с непроницаемыми лицами в первую очередь обслуживают мужчин, те сразу же начинают передавать еду членам экспедиции женского пола. Вернувшиеся с новыми порциями официанты впадают в когнитивный диссонанс (точнее, его местный эквивалент).

Land Rover такого себе не позволяет. И если на органах управления иных классических внедорожников между строк написано «только для мужчин, и нечего тут!», то Discovery ведет себя как истинный джентльмен, даже если под колесами куча камней, слева пропасть, а справа отвесная скала. Он многое способен взять на себя, и ни разу инструктору Land Rover не потребовалось сесть за руль вместо журналиста.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

6 + 9 =